Поиск




Публикации | Первый и последний премьер- министр Советского Союза | ГРАНИ ЛИЧНОСТИ

КЗ. Терех. МЫ ТЕСНО СОТРУДНИЧАЛИ...

Познакомились мы с Валентином Сергеевичем Павловым в 1986 году, когда он занимал должность Председателя Государственного комитета СССР по ценам, а я был переведен с должности заместителя Председателя Совета Министров БССР на должность министра торговли СССР. Тогда наши ведомства весьма тесно сотрудничали между собой, особенно в подготовке комплексной реформы цен, концепция которой исходила лично от Валентина Сергеевича.
Были разработаны различные варианты реформы ценообразования, которая в конечном счете была провозглашена в комплексном плане.
Однако в силу политической борьбы за власть в высшем руководстве страны, противостояния различного толка реформаторских сил, интересы которых не совпадали, и эту реформу не
удалось реализовать. Первая попытка незначительно, на какие-то копейки увеличить цены на хлеб, мясо, молоко былавоспринята в штыки и не состоялась, хотя после развала СССР цены на эти продукты и другие товары возросли многократно, Все это привело к деградации социально-экономических отношений породило дефицит всего и всея, а дефицит товаров, пустые прилавки, создали благоприятную почву для политика-нествующих сил, раскачивания государственного устройства. Особенно негативным моментом в этом оказалась проводи- мая безумная антиалкогольная компания. Позиция Минторга СССР и лично моя на всех этапах этой компании была отрицательной, однако наши взвешенные предложения всякий раз отклонялись и оценивались как либеральные. В результате потери в товарообороте составляли около 65 млрд рублей (доллар США тогда был равен 0,63 коп.) Антиалкогольная компания стала первопричиной тотального товарного дефицита, очередей и пустых прилавков.
В этой ситуации Минторг СССР подготовил записку на имя Председателя Совета Министров СССР Н.И.Рыжкова, где были изложены обоснованные выводы и конкретные предложения по отмене ряда мер или по их изменению в сторону послабления. Прочитав эту записку, Н.И. Рыжков позвонил М.С. Горбачеву, изложил ситуацию, к чему привела антиалкогольная компания. Разговор состоялся острый, в ходе которого Н.И. Рыжков настоятельно потребовал срочно рассмотреть этот вопрос на Политбюро ЦК КПСС с принятием соответствующего решения. В противном случае, подчеркнул он, Правительство вынуждено будет подать в отставку.
После разговора с М.С. Горбачевым записка Минторга СССР с сопроводительным письмом за подписью Н.И. Рыжкова была направлена в Политбюро ЦК КПСС.
Выводы и предложения, изложенные в записке Минторга СССР, поддерживались всеми членами Правительства, и особенно, В. С. Павловым — министром финансов СССР Обсуждение данной записки и в целом всей этой проблемы длилось около 10 часов. Однако решения сразу принято не было. Самыми ярыми противниками против принятия более взвешенных мер были тогдашний Председатель Комитета пар-
партийного контроля М.С. Соломенцев и второй человек в партии Е.К. Лигачев, которые имели значительный вес и влияние в управлении государством. Более того, М.С. Соломенцев поз- воннл мне по телефону и предупредил, что если продажа алкогольных напитков хотя бы на один литр будет превышать обозначенные им потолочные цифры, я, как министр, должен буду лишиться партбилета и должности. Хотя объемы продажи спиртных напитков были утверждены в народнохозяйствен-ном плане, правда, они и так не выполнялись в силу отсутствия сырья для производства (вырубленные виноградники, недостаток зерна, сахара и гл.). Но для М. С. Соломенцева народнохозяйственный план не был законом.
Одним словом, Е.К. Лигачев и М.С. Соломенцев обвиняли Минторг СССР в том, что он является основным противником проводимой антиалкогольной компании, а лично меня хотели сделать «всесоюзным пьяницей», хотя, к слову сказать, за всю сознательную жизнь я никогда не был пьяным...
И тем не менее, после ожесточенной дискуссии на Политбюро через несколько дней было принято большинство предложений Правительства, вытекающих из записки Минторга СССР, которые отменяли или уточняли ранее принятые решения, связанные с антиалкогольной компанией.
Что касается моих взаимоотношений с Валентином Сергеевичем в личном плане, то они были самыми теплыми и дружескими. Мы нередко встречались в неформальной обстановке, иногда семьями.
Работая в одном Правительстве, мы постоянно встречались на его заседаниях и всякий раз обменивались мнениями по различным вопросам. Со своей стороны, я внимательно следил за выступлениями и высказываниями Валентина Сергеевича, и мне нравилось направление его мыслей и мировоззрение по реформированию цен и всего финансово-экономического блока.
Как абсолютный профессионал и специалист в своем деле, он всегда четко, честно и ответственно говорил об этом на заседаниях Правительства, различных совещаниях и одновременно открыто предупреждал о тех глобальных политических ситуациях, которые являются тормозом в процессе этого реформирования. Во мне его позиция вызывала глубокое уважение и интерес.
Он был удивительно обаятельный, приятый и доброжелательный человек. Без его помощи и поддержки, для меня, приехавшего из Белоруссии, было бы крайне сложно быстро освоится на должности министра торговли СССР найти понимание моих действий в высших эшелонах власти.

Более того, в 1991 году, когда В.С. Павлов стал Премьер-министром, внесенная им моя кандидатура на пост министра торговли СССР депутатами Верховного Совета не была утверждена. Причиной тому, как мне потом стало известно явилось то, что я якобы распорядился закрыть в ГУМе секцию, где осуществлялась продажа товаров для высшего руководства страны, с тем, чтобы там не смогли отовариваться депутата Верховного Совета. На самом деле, эта секция была закрыта в рамках борьбы с привилегиями по указанию руководства Правительства СССР Мне стало известно, что мою кандидатуру намерены вносить на повторное рассмотрение. В этой ситуации я обратился к Валентину Сергеевичу с просьбой этого не делать, что я согласен работать послом или торгпредом в стране, где по состоянию моего здоровья не противопоказано. Однако Валентин Сергеевич дружески выругал меня и заявил: «Кондрат! Не выдумывай! А я с кем буду работать? Успокоятся эмоциональные страсти депутатов и я уверен, что возобладает здравый рассудок и тебя, как специалиста, утвердят вторично в должности министра торговли СССР". Через некоторое время это и было сделано.
Мне импонировало, что Валентин Сергеевич с момента нашего знакомства всегда обращался ко мне только по имени "Кондрат".
И это, как мне кажется, он делал чтобы подчеркнуть свое доброе расположение и душевное взаимопонимание.
Это для меня было весьма приятным. В свою очередь, я к нему относился всегда с глубоким уважением, высоко ценил его профессионализм и авторитет ученого и всегда обращался к нему по имени и отчеству, несмотря на то, что он моложе меня на два года.
Конечно, профессионализм и авторитет В.С. Павлова как экономиста-ученого и практика нашел подтверждение в том, что в 1989 году он был назначен министром финансов СССР, а в январе 1991 года, после ухода Н. И. Рыжкова в отставку,
стал Премьер-министром СССР и председателем Государственного совета по экономической реформе, где проработал до августа 1991 года. В силу драматических событий 1991 года Валентину Сергеевичу так и не удалось закончить системное реформирование экономики страны. Но о том, что его диапазон действий был огромен и до конца не использован, свидетельствует факт, что многие постулаты экономической реформы, которыми гордятся нынешние демократы, создавались под руководством Валентина Сергеевича еще в период с
1989 по 1991 годы. Это создание Пенсионного фонда и первые шаги пенсионной реформы, организация налоговой инспекции, формирование сети коммерческих банков с целью привлечения инвестиций, создание системы свободных, ре-гулируемых и фиксированных оптовых и закупочных цен и многое другое.
После развала СССР колоссальный опыт и профессионализм не только B.C. Павлова, но и многих руководящих кадров СССР и РСФСР, к сожалению, не был востребован. На мой взгляд, принцип отметания всего советского — а в нем было много положительного, — стопроцентное изгнание с должностей всего руководящего состава кадров явилось одной из главных причин дальнейшего развала экономики России и многих других негативных аспектов государственного устройства. Хотя через несколько лет все же вернулись к опыту Е.М. Примакова, Ю.Д. Маслюкова, B.C. Черномырдина, В.М. Серова и других. Но время было упущено.
Говоря о Валентине, не могу не сказать: очень жаль, что он так рано ушел из жизни со своим поразительным талантом, так и не востребованным в полной мере.
А лично у меня при этом на душе лежит очень тяжелый груз. Незадолго до ухода его из жизни мы договорились встретиться.
Я как раз вынужден был срочно уехать в командировку, поэтому встречу наметили осуществить после моего приезда в Москву. Когда я приехал, Валентин Сергеевич лег в больницу. В телефонном разговоре он мне сказал: вот немножко пообследуюсь, выйду из больницы и мы сразу же обязательно встретимся. Но к величайшему сожалению, встреча оказалась только у его гроба. В моей памяти светлый образ B.C. Павлова
останется навсегда, хотя несостоявшаяся встреча и по сей день болит в моем сердце незаживающей раной.
Подтверждением искреннего уважения к Валентину Сергеевичу является тот факт, что в день годовщины со дня смерти у его могилы, кроме родственников, собралось многочисленное количество друзей, товарищей и техлюдей кто его близко знал и вместе работал. Все с большим удоалетворением отметили величественность памятника, в создание которого вложили душу и сердце глубоколюбящие его супруга Валентина Петровна и сын Сергей Валентинович (кстати, который является одни к одному копией отца). Нельзя не отметить добрым словом и инициативу Сергея Николаевича Бабурина, организовавшего в возглавляемом им университете круглый стол в честь памяти о B.C. Павлове.
На этой встрече с участием Валентны Петровы - супруги В.С. Павлова - было еще раз сказано много добоых и теплых сл ов, которые по праву заслужил Валентин Сергеевич
© Все права защищены.