Поиск




Публикации | Первый и последний премьер- министр Советского Союза | РЕФОРМАТОР НА СЛУЖБЕ ГОСУДАРСТВА

В.Е. Орлов ГАРБУЗОВ ОКАЗАЛСЯ ПРАВ

Василий Федорович Гарбузов, министр финансов СССР с 1960 по 1985 год, летом 1975 года произнес фразу: «Вот идет маленький министр финансов!». Это он сказал о Валентине Сергеевиче Павлове, занимавшем в то время должность заместителя начальника Бюджетного управления министерства, уже опытном специалисте, хотя по возрасту он не дотягивал до 38 лет. Присутствующие коллеги по-разному восприняли смысл сказанного, но для меня это означало одно — большая карьера и продвижение по служебной лестнице Валентина Сергеевича «не за горами". Так оно и получилось. И скорость его восхождения зависела только от него самого — человека умного и глубоко разбирающегося как в экономике и финансах страны, так и в людях. Он терпеть не мог ленивых и сплетников.
Общение, работа, обсуждение текущих и перспективных задач отдельных отраслей народного хозяйства, экономики и бюджета страны, несмотря на острые порой моменты, доставляло удовлетворение, а приглашенные представители министерств, ведомств и даже работники Госплана СССР поражались глубинным знаниям Валентина Сергеевича. Справедливо что в 1979 году он был назначен начальником Отдела финансов и себестоимости Госплана СССР.
При рассмотрении любых вопросов — шла ли речь об оказании финансовой помощи отраслям, предприятиям или об ответственности за упущения в работе — он был принципиален, не имел привычки, как это довольно часто было распространенно в министерствах, ведомствах, «тянуть с решением вопросов".
В публикациях о деятельности В.С. Павлова на посту министра, председателя комитета и Премьер-министра, как правило, отмечается его заслуга в перестройке налоговой системы (единый и снижающий уровень налога на прибыль, модификации в перспективе налога с оборота в налог на добавленную стоимость, введение налога с продаж). Говориться также о его планах в части реформы цен, денежной реформы с одной целью — не навредить экономике страны. И все это справедливо. Мне хочется отметить его огромный вклад в подготовку документов, с реализацией положений которых предстояло перевести народное хозяйство страны на рельсы рыночной экономики. Этот период жизни страны и фактическая работа экономического блока центральных министерств и ведомств в указанном выше рыночном направлении «демократами» 90-х годов сознательно хоронится. Умалчивается и роль руководителей Госплана и Минфина СССР в информировании мирового
сообщества о разрабатываемых мероприятиях по постепенному переходу народного хозяйства страны на рельсы рыночной экономики.
Мое первое производственное знакомство с Валентином Сергеевичем началось с обсуждения вопросов финансово-хо-зяйственной деятельности судостроительной промышленности. Специфика судостроения — в длительности цикла постройки кораблей и судов и особенностях поэтапного финансирования заказов. Подавляющее большинство руководящих работников Минфина «уходили" от рассмотрения сложных вопросов финансирования судостроения, а Валентин Сергеевич сначала с удовольствием прислушивался, изучал, а впоследствии уже не только соглашался с проектными решениями, но и предлагал свои решения.
Вспоминаются годы тесных контактов Минфина (1980— 1981) с Госпланом СССР и Госкомитетом цен СССР в области разработки и введения новых оптовых цен. При определении базовых расчетов и последующих выходов на конечные результаты четко просматривались отрыв политики от экономики, тенденции сползания к товарному дефициту; напрашивались решения для проведения экономических реформ на базе демократической политической системы.
По жизни страна с 1982 по 1991год, и особенно с 1985 года, находилась в ореоле болтовни на самом высоком уровне власти, популистских тенденций в борьбе за власть путем ничем не подкрепленных обещаний. Экономика, как и сейчас, находилась «на нефтяной и газовой иглах» при неудовлетворительной структуре производственного потенциала, и особенно его технического состояния.
В этот период Валентин Сергеевич был ярым сторонником массированной подготовки к переходу на рыночные рельсы экономики. Следует отметить, что в период 1987—1988 годов даже ведущие экономисты не высказывали четких позиций в реформировании экономики страны. При обсуждении подходов и проектов лично я высказывался лишь за один вариант — вводить только регулируемую со стороны государства рыночную экономику. Этой же позиции придерживаюсь и сейчас. Практика Китая — яркий пример.
Если бы страна пошла по этому пути, не было бы сейчас такой концентрации бывшей государственной собственности в частных руках, в руках нескольких олигархов. И структура доходов и расходов бюджета страны выглядела бы сегодня по- иному как экономически прогрессивного и демократического государства.
И даже в это непростое время (1985—1991) были разработаны инструменты социально-экономического обновления общества: свободное предпринимательство, приватизация, ценообразование, рынок средств производства, биржа и многие другие.
В конце 1990 года были намечены существенные изменения в финансовой, бюджетной и налоговой политике. С 1991 года страна пошла на коренную перестройку системы бюджета государства: проведено разделение общегосударственного денежного фонда, концентрировавшегося ранее в едином бюджете страны, по сферам ведения Союза ССР и союзных республик. В финансово-кредитной системе в переходный период намечено было решить две задачи: связать часть временно свободных денежных средств населения, дестабилизирующе воздействующих на потребительский рынок, и создать механизм межрегионального и внутриотраслевого перелива денежных средств, кредитных ресурсов для финансирования приоритетных производственных, научно-технических и социальных программ. Цель — постепенно перейти к дееспособному рынку капиталов, организации фондовой биржи, открытой для иностранных инвесторов.
Много внутренних проблем было связанно с наведением порядка в инвестиционной сфере, и мы были готовы пойти на создание благоприятных условий для инвесторов. Вопросам правовой защищенности иностранных инвесторов был посвящен Закон об иностранных инвестициях в СССР. Предлагались различные формы сотрудничества (совместные предприятия, крупные проекты, свободные экономические зоны).
Принятый закон «О собственности в СССР" давал право иностранным юридическим лицам иметь на территории СССР в собственности промышленные и другие предприятия, здания, сооружения и иное имущество. Иностранным инвесторам
было дано право наряду с созданием совместных предприятий и предприятий со 100% иностранным капиталом приобретать имущество, акции и другие ценные бумаги советских предприятий, права пользования землей, природными ресурсами, другие имущественные права, включая право на долгосрочную аренду.
Особую важность имели соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений. По состоянию на 1 июня 1991 года было подписано и ратифицировано несколько подобных соглашений, с такими странами как Великобритания, Италия, Австрия, ФРГ, Бельгия, Канада, Франция и др.
О нашей заинтересованности в широком внешнеэкономическом сотрудничестве свидетельствовал и тот факт, что одним из первых мероприятий по либерализации советской экономики стал отказ от монополии государства на внешнюю торговлю. С 1989 года все советские предприятия получили право свободного выхода на внешний рынок.
Все это закладывало основы рыночных отношений в экономике, создавало новые возможности для интенсивного вовлечения СССР в мировое разделение труда.
Надо было видеть, с каким энтузиазмом и энергией Валентин Сергеевич отстаивал разумные позиции будущего частного капитала и роль государства при обсуждении проектов законов рыночной направленности.
С той же принципиальностью будучи Премьер-министром страны он требовал восстановления Закона СССР о государственном бюджете СССР на 1991 год, когда отдельные союзные республики, и прежде всего РСФСР, грубо пользуясь бездействием президента Горбачева, нарушали его, не неся ответственности, разрушали экономические основы великой страны.
Я не был другом В.С Павлова, но часто и только с хорошей стороны вспоминаю Валентина Сергеевича, который, как и все по жизни люди, имел и недостатки. Мы были коллегами по совместной работе, получающие удовольствие от профессионального общения, прошагавшие по Минфину РФ и Минфину СССР более четверти века, не считая студенческих лет, когда немало времени уделяли и спорту: он баскетболу, я — лыжам и легкой атлетике.
Правда, мы не всегда стояли на одних позициях, были и разногласия при принятии отдельных решений. Например, в 1991 году я не был согласен с решением вопроса о судьбе Промстройбанка СССР. Всегда говорю СУДЬБЕ большое СПАСИБО зато, что был знаком и работал с Валентином Сергеевичем, за то, что многому как экономист и финансист научился у него в профессиональном плане.
© Все права защищены.