Поиск




Публикации | Первый и последний премьер- министр Советского Союза

От издательства

Эта книга — о человеке, который прожил яркую, богатую значительными событиями жизнь, и вписал свое имя в историю страны.
Благодаря своему таланту и трудолюбию, энергии и оптимизму, он всегда находил выход из сложных ситуаций, быстро осваивал новое, успешно двигался по служебной лестнице и за сравнительно короткое время прошел путь от рядового служащего до верхних этажей власти, став в конце концов главой Правительства огромной державы.
Валентин Сергеевич Павлов был неординарной личностью и всегда смело и бескомпромиссно отстаивал свои убеждения. Даже в самых драматических ситуациях он не сворачивал с избранного пути и боролся до конца. Так случилось и в 1991 году, когда история страны делала крутой поворот. Настойчиво, решительно, порой почти отчаянно, не жалея сил и здоровья, умножая ряды недругов, Валентин Сергеевич пытался предотвратить развал экономики и распад государства, служению которому посвятил свою жизнь. «Я отлично понимаю то состояние, в котором находится наша экономика, наши ресурсы, наши национальные отношения, говорил В.С. Павлов на сес-сии Верховного Совета СССР, рассматривающей его кандидатуру на пост главы Кабинета Министров в январе 1991 года. — Могу сказать со всей откровенностью, что не удовлетворен нашим нынешним положением, да и не был им удовлетворен в качестве министра финансов, более того, могу признаться, что промедление в решении актуальных вопросов, которое нередко допускалось правительством, не раз ставило передо мной проблему покинуть этот пост.
Но, с другой стороны, я отлично понимал, что это будет справедливо расценено как бегство в тяжелый для Родины год, нужно бороться изо всех сил до конца...»
И Валентин Сергеевич боролся. Совесть не позволила ему отойти в сторону. «У меня не было колебаний, принимать или не принимать этот пост, хотя многие друзья говорили, что это идеализм — отдавать свою голову и карьеру для попытки спасти от развала обреченную страну, — признался он позже в одном из интервью. — Я считал и считаю, что это моя страна, мое государство, и кто же будет тогда его спасать, если не я и не такие, как я».
Такова была его гражданская позиция, и он ей не изменил. Гражданин и патриот — это главное в характере В.С. Павлова, это его стержень, который не сломили никакие испытания и обстоятельства. В трудной борьбе за свои идеалы он потерял очень многое, но сохранил то, что, может быть, ценил и ставил больше всего — человеческое достоинство, честь профессионала, самоуважение! Согласитесь, не всякий рискнет поставить все на карту ради блага народа, государства. В наше сложное время, когда некоторые известные лица меняют политический окрас и убеждения со скоростью проведения выборов, трудно найти деятеля подобного ранга, остающегося верным своим взглядам и столь опасно рискующим всей своей «благополучной» биографией ради общественных интересов.
Делом его жизни была экономика. Валентин Сергеевич был профессионалом высочайшего класса. Умел работать сам и организовывать других, скрупулезно, въедливо докапывался до сути дела, видел то, что для многих было сокрыто. И всегда стремился привлечь внимание и облеченных властью, и рядовых граждан к острым проблемам экономики — на сессиях Верховного Совета СССР, научных конференциях, в многочислен-ных выступлениях в средствах массовой информации. Валентин Сергеевич Павлов досконально знал то, о чем говорил.
Вспомним, он, финансист по профессии, начал с низов — налоговым инспектором райфинотдела. Работал в Минфине России в эпоху хрущевских совнархозов. Занимался в союзном Минфине крупнейшими отраслями — тяжелой, нефтегазовой и химической промышленностью, а затем трудился в бюджетном управлении — «становом хребте»» Минфина СССР, ведал финансированием всего народного хозяйства Советского Союза. Двенадцать лет В.С. Павлов был в числе ведущих разработчиков и исполнителей бюджетов страны, основательно изучив за это время все взаимосвязи народнохозяйственного комплекса.
Следующий этап его жизни — Госплан СССР, от которого всецело зависело развитие страны — и текущее, и перспективное. Здесь Валентин Сергеевич возглавлял самый «социальный» отдел — финансов, себестоимости и цен, основная цель которого — соединять потребности населения, стимулы к труду и денежное обращение, отвечать на. главный государственный вопрос — об уровне жизни людей, о возможностях (или отсутствии таковых) роста их благосостояния. Последующие его шаги — работа в качестве первого заместителя министра финансов СССР, Председателя Госкомцен СССР, а затем и министра финансов СССР — еще больше обогатили интеллектуальный багаж В.С. Павлова. «...Судьба распорядилась так, — писал он позже о себе, — что за тридцать лет мне довелось по-крупному заниматься финансированием всех сфер народного хозяйства — от военной до аграрной и социальной, от легкой промышленности до тяжелой, от строительства до транспорта и связи, не говоря уже о разработке бюджетов СССР в целом. В общем, опыт был, и немалый. В дополнение, будучи экономистом-аналитиком, я «без отрыва от производства» защитил кандидатскую и докторскую диссертации, читал лекции в финансовом институте, причем не только студентам...»
С таким «запасом прочности» Валентин Сергеевич мог судить об экономике страны лучше многих. Все, кто его знал, отмечают, что В.С. Павлов всегда имел свое мнение по той или иной проблеме, порой весьма отличающееся от официального. За его высказываниями стояли выверенные анализом и практикой расчеты. И он не считал возможным и нужным молчать или соглашаться в тех случаях, когда ему навязывали неверное, с его точки зрения, решение. «Я никогда не обещал ничего и никому, когда не был уверен, что выполню. Потому, может, многим и не нравилось, когда говорил прямо не очень приятные вещи», — скажет Валентин Сергеевич в своем интервью «Литературной России» (август 1992 г.).
Да, независимость, рационализм, ответственность за сказанное и сделанное, требовательность к себе и другим, умение работать быстро, готовность решать сложные проблемы отличали В.С. Павлова от непрофессионалов и любителей говорильни А в бытность его Премьер-министром их число явно превышало критическую массу.
Валентин Сергеевич считал, что заниматься пустопорожней болтовней в тот момент, когда обозначилась угроза распада го-сударства, — губительно для страны. Надо действовать решительно и быстро. Реформы — и радикальные — да! Но не развал, не распад, не падение в пропасть!
В.С. Павлов по сути своей был реформатором. Рыночником. Но в отличие от многих в рынке видел не цель, а средство. Средство улучшения жизни общества, средство оздоровления экономики . И главное, считал он: к рынку надо идти эволюционным путем — двигаться постепенно, шаг за шагом, исключая скачки.
В декабре 1990 года, будучи в то время министром финансов СССР, Валентин Сергеевич так сформулировал комплекс проблем, который надо решить при переходе к рыночной экономике: внедрение методов регулирования народнохозяйственных пропорций после фактической отмены госзаказа, перестройка налогообложения, ценообразования, преобразование системы кредитования, финансово-бюджетных отношений центра и мест, создание достаточно отлаженного и надежного саморегулирующего механизма, позволяющего последовательно оздоравливать экономику и финансы, нормализовать денежное обращение, реально повышать материальный достаток населения.
Программа перехода к рыночным отношениям вызревала в стране еще с 60-х годов прошлого века. Во многом ее зарождению способствовали именно профессиональные финансисты, которые, как считал Павлов, оперируя товарно-денежными категориями и управляя переливом капиталов, по самой своей природе всегда были рыночниками. «И в прошлом как раз их среда, — писал В.С. Павлов в своей книге «Упущен ли шанс? Финансовый ключ к рынку», — была той «закваской», на которой в недрах жестко централизованной плановой экономической системы подспудно бродило «рыночное тесто».
Будучи сам профессиональным финансистом, Валентин Сергеевич еще во времена косыгинской реформы был среди тех, кто смог реалистически и глубоко научно оценить бесперспективность действовавшего тогда хозяйственного механизма. Он призывал уйти от застарелых догм и схем, отказаться от приказной системы управления и постепенно перевести экономику на саморегулирующуюся основу, где спрос и предложение станут основными стимулами движения вперед.
«Узловым моментом экономических преобразований» Валентин Сергеевич считал реформу ценообразования. Разработке комплексной реформы цен он уделял огромное внимание на протяжении многих лет, постоянно возвращаясь к этой проблеме. Его концепция реформы ценообразования была научно просчитана и тщательно выверена, к ее разработке были привлечены лучшие специалисты.
Главное, считал В.С. Павлов, — «цены должны стать подлинно гибкими регулируемыми соотношением спроса и предложения». Одновременно, он подчеркивал, что «механизм свободного ценообразования обязательно должен иметь рычаги, позволяющие государству регулировать уровень цен на жизненно важные для населения товары, а также продукцию, выпуск которой пока является монополией отдельных производителей. Иначе неизбежно произойдет резкое снижение жизненного уровня».
Обеспечение социальной защиты населения Валентин Сергеевич всегда считал первостепенной задачей во все периоды своей деятельности. Может быть, и потому, что сам вышел из очень простой семьи и знал, каково живется народу. К примеру, еще на рубеже 1980-х годов, когда планировалось ввести так называемый «хлебный вариант» — повышение цен на хлеб как шаг к общей реформе ценообразования — В.С. Павлов предполагал ввести одновременную стопроцентную компенсацию населению неизбежных потерь из-за повышения цен на хлеб. Заметим, насколько подход В.С. Павлова отличался от гайдаровских методов безудержной либерализации цен, приведших к том, что за короткое время миллионы семей буквально стали нищими.
После ценовой реформы В.С. Павлов предполагал провести и последующие реформы — налоговой и бюджетной систем, системы планирования... Цель налоговой реформы он видел в том, чтобы она способствовала становлению и нормализации потребительского рынка, реальному наполнению рубля. Неправильно построенная система налогообложения,
предостерегал Валентин Сергеевич, может стать дополнительным стимулятором инфляции.
Предметом особой заботы он считал борьбу с бюджетным дефицитом. На смену безвозвратному финансированию пот-ребностей материального производства должен был прийти, по мнению В.С. Павлова, бюджетный кредит. Проблемы финансов, финансовой политики занимали одно из центральных мест и в научных разработках Валентина Сергеевича. Ему, например, принадлежала идея формирования в стране финансового рынка, целью которого стал бы постепенный переход к дееспособному рынку капиталов.
Каждый шаг на пути реформ давался Валентину Сергеевичу нелегко. «Тягучая, вязкая, изматывающая нервы борьба» — так характеризовал ситуацию он сам — сопровождала все начинания. Однако ряд своих задумок Валентин Сергеевич успел осу-ществить. Хоть и с большим запозданием (не по его вине) все- таки были проведены реформы оптовых и розничных цен и тарифов, создававшие условия для увеличения у госбюджета доходов (а не расходов, как прежде) от увеличения производства и потребления населением продовольствия и укрепления экономического потенциала села. Были заложены основы прочности валюты, намечены программы перестройки ТЭКа и некоторых других важнейших отраслей промышленности, сельского хозяйства на базе прямых связей предприятий и регионов. Был создан Пенсионный фонд, организована налоговая инспекция, появились многие совместные предприятия, коммерческие банки, биржи, были разработаны нормативы методов формирования и регулирования бюджетов, бюджет развития... Именно благодаря его, Премьер-министра Павлова, усилиям был погашен конфликт с шахтерами: в результате подписания первого в истории страны генерального соглашения Правительства с профсоюзами прекратились бессрочные шахтерские забастовки...
Став в январе 1991 года Премьер-министром СССР, Валентин Сергеевич надеялся воплотить в жизнь и другие смелые проекты. Но на новом месте премьер обнаружил, что в верхних эшелонах власти у него не так уж много единомышленников. Скорее наоборот. Вот что сказал он об этом корреспонденту «Литературной газеты» Б. Куркину в августе 1992 года: «Надо признать, здесь мной была повторена ошибка, давно известная человечеству, — думать, что и другие вокруг тебя руководствуются теми же критериями и делами. Я не учел масштаба и степени влияния тех кругов, которые прямо заинтересованы не в рыночной экономике, а в хаосе, анархии для грабежа национального богатства и отмывания, легализации награбленного. Их возможности и масштабы воздействия на поведение отдельных представителей государственной и политической власти, организацию массовых мероприятий разрушительной направленности оказались во много раз сильнее, чем можно было предполагать. Я это почувствовал буквально с первых дней».
Заметим, что у Премьер-министра СССР было гораздо меньше рычагов влияния, чем, например, у Председателя Совета Министров СССР, так как Совмин был подчинен Верховному Совету СССР, а Кабинет Министров, который возглавил Валентин Сергеевич, был поставлен в своей оперативной и законотворческой деятельности под прямой контроль Президента. «Правительство страны связывали по рукам и ногам, одновременно делая ответственным за все просчеты, действия и бездействие М. Горбачева», — подчеркивал Валентин Сергеевич. Мало этого, Премьер-министра буквально «подставляли» по поводу и без повода, в ход шла классическая фальсификация, лишь бы, как свидетельствовал сам Валентин Сергеевич, представить его врагом нововведений, человеком, препятствующим улучшению жизни народа, мешающим укреплению взаимопонимания, выгодного сотрудничества с Западом. К этому активно подключались и СМИ.
Взять хотя бы обмен денежных купюр в марте 1991 года. Как уже говорилось, с 1988 года под руководством В.С. Павлова го-товилась полномасштабная денежная реформа, ставившая своей целью перевести несущуюся в пропасть экономику государства на рельсы рынка и тем самым увести страну прочь от бездны. Но высшее политическое руководство СССР бездействовало, пока социально-экономическая и политическая ситуация не пошла в разнос — шахтерские стачки, сокращение объемов производства. Кабинету Министров пришлось действовать в пожарном порядке. Валентин Сергеевич принял решение как бы растянуть реформу во времени, — на первом ее этапе проведя обмен купюр достоинством 50 и 100 рублей... Обмен был направлен непосредственно против теневого бизнеса, а законопослушные граждане не должны были потерять от этой акции. Своей рукой В.С. Павлов вписал в постановление Кабинета Министров пункт о 40-процентной компенсации населению сберегательных вкладов. Таким образом, в от-личие от последовавшей через год либерализации цен Гайдара, «павловский обмен», как его именовали некоторые СМИ, ставил целью только «усмирить» черный рынок для повышения покупательной способности рубля, выявить миллионные теневые доходы, а отнюдь не ограничить потребление. Да, проигрывали те, кто «накопил» грязные капиталы, но основное население страны выигрывало. И, кроме того, обмен денег в сочетании с намеченным изменением розничных цен был крупным шагом в сторону рынка. Шагом, который давал шанс почти безболезненного врастания в рынок. Однако те, кто не хотел стабилизации экономической ситуации, молчали о положительном влиянии на экономику реформы, намеченной Кабинетом Министров. Более того, Павлова представили «безжалостным грабителем пенсионеров», а проведенный им обмен денег назвали бесполезным и даже вредным и преподносили как «павловскую денежную реформу».
Так делалась «политика». Она не имела ничего общего с настоящими интересами страны и народа, которые отстаивал Валентин Сергеевич. Последовавшие события доказали эту истину со всей очевидностью!
Август 1991 года. Спираль интриг закручена до предела. Союзный договор, полное содержание которого хранили в тайне от Премьер-министра чуть ли не до последнего дня (Валентин Сергеевич получил его за 8 дней до предполагавшегося срока подписания), форосное «сидение» Президента СССР, почти открытое противостояние республик и центра, а вернее, центральной и местных элит...
Валентин Сергеевич остался верным себе. И даже в момент августовской трагедии 1991 года — трагедии страны, которую предали, — не струсил, не согласился молчаливо принять все как есть. В.С. Павлов хорошо понимал всю пагубность уготованных стране «преобразований». Мы знаем теперь, чем завершились эти "преобразования" — развалом СССР, обнищанием народа и падением авторитета России.
Валентин Сергеевич осознавал безнадежность своих усилий и своей жертвы, но не отступился. Просто не мог иначе, так и боролся «изо всех сил и до конца».
Некоторые считали, что он, мол, был технократом, а не политиком. Если понимать под политикой закулисные игры в коридорах власти, интриги, подсиживания соперников и келейные сговоры, то к таким «политикам» В.С. Павлова не причислишь. Он сторонился разного рода аппаратных игр. Но если рассматривать политику в ее истинном смысле — как отношения власти и общества, как действия власти в государстве, как ответственность властных структур за благо страны и народа, то в этом плане Валентин Сергеевич был политиком высшей степени. И вся его жизнь — это ответственное служение государству и обществу. А то, что он — государственник, державник, который в поддержании, сохранении и развитии мощи огромного государства видел главный смысл своей работы, да и жизни, — признают не только его друзья-единомышленники, но и те, кто таковым себя никогда не считал.
Это сейчас, благодаря рассказам, свидетельствам, книгам участников тех событий, и, прежде всего, самого Валентина Сергеевича, мы можем более или менее осмыслить происходившее в 1991 году, приоткрыть завесу тайны, а тогда на недоуменные вопросы: что же происходит на самом деле и кто виноват, — ответов не было. Вернее, были готовые, отрепетированные «ответы» тех, кто разваливал Советский Союз. А в августе 91-го только немногие могли увидеть и осознать, что скрывается за болтовней об обновленном Союзе и что реально с нами хотят сделать, вопреки высказанной воле народов СССР. И понимая, что великий Советский Союз идет ко дну, Валентин Сергеевич и его единомышленники предпринимают последнюю отчаянную попытку остановить падающую в пропасть страну или хотя бы сохранить единое экономическое пространство союзных республик. Валентин Сергеевич собирает Кабинет Министров, чтобы высказать резкие возражения по поводу ряда положений Ново-Огаревского Союзного договора. Положений, таивших в себе опасность для существования единого государства, за которое высказалось подавляющее большинство населения СССР. Но те, кто хотел любой ценой, даже за счет развала Советского Союза, удержаться на самом верху, не слушали никого.
И хотя происходившие в дальнейшем события сложились не в пользу Валентина Сергеевича и его сторонников, ничто не заста-вило его усомниться в своей правоте, не поколебало убеждений. Даже абсурдные обвинения в попытке государственного перево-рота, травля СМИ, тюремное заключение не сломили В.С. Павлова. Да, он много размышлял, многое осмыслил, находясь в «Матросской тишине». Написал книгу, в которой по полочкам разложил события и факты, разбив все доводы своих недругов. И на свободу вышел с гордо поднятой головой честного человека и гражданина. А потом снова включился в экономическую работу — уже на другом поприще. Работал в ряде коммерческих банков, руководил созданной им консалтинговой фирмой, был директором по развитию бизнеса со странами СНГ в иностранной компании. И по-прежнему много внимания уделял общественной деятельности: был вице-президентом Вольного экономического общества России, возглавлял Институт исследований и содействия развитию регионов и отраслей при Международном союзе экономистов, был вице-президентом и председателем ученого совета Международной академии менеджмента. Вся эта работа была направлена на пользу государства.
Об этом свидетельствуют и материалы данной книги, собравшей воспоминания тех, кто знал Валентина Сергеевича, кто с ним работал или сталкивался по жизни. Здесь же и интервью, В.С. Павлова, данные им в разное время, его статьи, отрывки из его книг и официальные документы.
Очень многие мысли, идеи В.С. Павлова актуальны и сегодня. Так же, как и главный совет, который первый и последний Премьер-министр Советского Союза дал представителям верхних эшелонов власти:
«Почаще бы вспоминать каждому, что по делам твоим воздастся. Живущий среди людей не в состоянии обмануть народ, все тайное рано или поздно становится явным. А от суда совести и народа никуда не денешься. Он бывает куда как важнее народного суда с заседателями, если, конечно, ты остаешься человеком»...
Идея написать книгу воспоминаний о Валентине Сергеевиче Павлове возникла почти сразу после его ухода из жизни. Вопрос этот был поднят его близкими соратниками, друзьями и поддержан руководством Вольного экономического общества, которому Валентин Сергеевич посвятил часть своей жизни. Здесь к нему относились с большим уважением и теплотой. Особенно ярко это проявилось после выхода Валентина Сергеевича из «Матросской тишины» — в поддержке, дружеском участии в его судьбе.
Валентин Сергеевич рано стал занимать руководящие посты в центральных органах управления страны. Достаточно сказать, что на пятом году работы, не достигнув еще и 26-летнего возраста, он стал заместителем начальника управления Министерства финансов РСФСР, а в 40 лет занимал пост, приравненный к должности союзного министра. И несмотря на это, в силу своего характера он сохранил и развивал дружеские отношения со многими людьми, даже с теми, с кем расходился во взглядах по политическим, экономическим вопросам. Он уважал тех, кто был честным, порядочным, имел свое мнение. Вот почему в предлагаемой читателям книге есть самые разные авторы, даже с противоположными точками зрения на отдельные вопросы, что дает возможность читателю самому сделать для себя выводы о той или иной жизненной ситуации. Написан-ные уважаемыми авторами воспоминания о Валентине Сергеевиче специально были сохранены полностью.
На начальном этапе подготовки книги мы обратились ко многим соратникам Валентина Сергеевича, однако некоторые по разным причинам не нашли возможным принять участие в этой работе. Поэтому особая благодарность тем авторам, которые написали свои воспоминания, вложив в них частичку своей души. Хотя для многих возвращаться к событиям прошлого было непросто.
И тем не менее, хочется верить, что по истечении времени, когда можно будет более спокойно оглянуться назад и захочется вспомнить, какую роль в развитии страны, ее экономики и финансов, а может быть, и в личной жизни людей, сыграл Валентин Сергеевич Павлов, те, кто хорошо его знал, еще напишут свои воспоминания, и книга будет переиздана. Приглашаем к этой работе.
В подготовке данной книги огромную роль сыграла близкий друг нашей семьи Наталия Петровна Сахарова. Идейную поддержку и ценные советы мы получили от Олега Дмитриевича Бакланова, за что ему сердечная благодарность. Большое спасибо первому вице-президенту Вольного экономического общества России Виктору Наумовичу Красильникову и вице-президенту ВЭО Ирине Владимировне Вороновой.
Всем авторам воспоминаний, которые участвовали в этой книге, низкий поклон и слова признательности за то, что они помнят Валентина Сергеевича как человека, государственного деятеля, профессионала и друга.
Поскольку в книге через личность Валентина Сергеевича Павлова прослеживается часть истории нашей страны, надеемся, что она будет интересна не только его современникам, но и молодым, начинающим экономистам.
Автор-составитель
© Все права защищены.